Участник и один из основателей группы «Север-7» Нестор Энгельке родился в семье архитекторов и искусствоведов и с раннего детства был связан с Академией художеств. Обучаясь в последние школьные годы в Академическом художественном лицее имени Б. В. Иогансона, он близко сошелся с будущими художниками, которые в 2013 году стали известны как «Север-7» — Александром Цикаришвили и Леонидом Цхэ. После окончания архитектурного факультета Академии художеств (Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина) он стал практикующим архитектором, а также занимался деревянным зодчеством. Во время учебы, как говорит Энгельке, на него очень сильно повлияла русская деревянная архитектура, и, в частности, само дерево как живой организм и как материал, с которым можно  взаимодействовать. Также он познакомился с дедушкиным топором, что и повлияло на его интерес к искусству. 

 

Нестор Энгельке как архитектор любит и ценит дерево, знает материал, способен разглядеть эстетические достоинства в любом заборе и предпочитает в качестве основы для работ «дерево с историей». Дерево, понимаемое как природная сущность, стало основной темой искусства Энгельке. «Меня интересует само дерево — оно живое, это какой-то кусок плоти. В его росте есть застывшее движение. Вот просто лежит ветка, и мне интересно найти ей место в жизни человека. Когда дерево – только материал для стульев и шкафов, то оно не главное. А если я, допустим, замахнусь на него топором, то оно проявит себя, из него полезет суть, произойдет его высвобождение из шкафа, из тумбочки, из стены», — говорит Энгельке. Придуманная и постоянно оттачиваемая и затачиваемая им техника «деревописи» отчасти стала реакцией на обязательные натюрморты в бесконечном процессе академического обучения: бумагой для художника становится дерево, а его карандашом — топор. Вырубая штрихи и линии на деревянной поверхности, художник создает рисунок, который получает вид «обратного» рельефа. Энгельке называет себя «членом Общества вольных лесорубов», а свои работы определяет терминами «протоживопись» и «протоскульптура» — в этих словах заложено стремление к истокам искусства, поиск которых стал делом всех участников «Севера-7».

Участник и один из основателей группы «Север-7» Нестор Энгельке родился в семье архитекторов и искусствоведов и с раннего детства был связан с Академией художеств. Обучаясь в последние школьные годы в Академическом художественном лицее имени Б. В. Иогансона, он близко сошелся с будущими художниками, которые в 2013 году стали известны как «Север-7» — Александром Цикаришвили и Леонидом Цхэ. После окончания архитектурного факультета Академии художеств (Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина) он стал практикующим архитектором, а также занимался деревянным зодчеством. Во время учебы, как говорит Энгельке, на него очень сильно повлияла русская деревянная архитектура, и, в частности, само дерево как живой организм и как материал, с которым можно  взаимодействовать. Также он познакомился с дедушкиным топором, что и повлияло на его интерес к искусству. 

 

Нестор Энгельке как архитектор любит и ценит дерево, знает материал, способен разглядеть эстетические достоинства в любом заборе и предпочитает в качестве основы для работ «дерево с историей». Дерево, понимаемое как природная сущность, стало основной темой искусства Энгельке. «Меня интересует само дерево — оно живое, это какой-то кусок плоти. В его росте есть застывшее движение. Вот просто лежит ветка, и мне интересно найти ей место в жизни человека. Когда дерево – только материал для стульев и шкафов, то оно не главное. А если я, допустим, замахнусь на него топором, то оно проявит себя, из него полезет суть, произойдет его высвобождение из шкафа, из тумбочки, из стены», — говорит Энгельке. Придуманная и постоянно оттачиваемая и затачиваемая им техника «деревописи» отчасти стала реакцией на обязательные натюрморты в бесконечном процессе академического обучения: бумагой для художника становится дерево, а его карандашом — топор. Вырубая штрихи и линии на деревянной поверхности, художник создает рисунок, который получает вид «обратного» рельефа. Энгельке называет себя «членом Общества вольных лесорубов», а свои работы определяет терминами «протоживопись» и «протоскульптура» — в этих словах заложено стремление к истокам искусства, поиск которых стал делом всех участников «Севера-7».