Нестор Энгельке (р. 1983) — художник из Санкт-Петербурга, участник и один из основателей группы «Север-7». В составе группы — победитель премии Present Continuous-2018 фонда V-A-C совместно с музеем M HKA Antwerp, участник параллельной программы европейской биеннале современного искусства Manifesta-10 (2014).


Нестор Энгельке родился в семье архитекторов и искусствоведов и с раннего детства был связан с Академией художеств. Обучаясь в последние школьные годы в Академическом художественном лицее имени Б.В. Иогансона, он близко сошелся с будущими художниками, которые в 2013 году стали известны как «Север-7» — Александром Цикаришвили и Леонидом Цхэ. После окончания архитектурного факультета Академии художеств (Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина) он стал практикующим архитектором, а также занимался деревянным зодчеством. Во время учебы, как говорит Энгельке, на него очень сильно повлияла русская деревянная архитектура.


Дерево, понимаемое как природная сущность, стало основной темой искусства Энгельке. «Меня интересует само дерево — оно живое, это какой-то кусок плоти. В его росте есть застывшее движение. Вот просто лежит ветка, и мне интересно найти ей место в жизни человека. Когда дерево — только материал для стульев и шкафов, то оно не главное. А если я, допустим, замахнусь на него топором, то оно проявит себя, из него полезет суть, произойдет его высвобождение из шкафа, из тумбочки, из стены», — говорит Энгельке. Постоянно оттачиваемая Нестором техника «деревописи» отчасти стала реакцией на обязательные натюрморты в бесконечном процессе академического обучения: бумагой для художника становится дерево, а его карандашом — топор. Вырубая штрихи и линии на деревянной поверхности, художник создает рисунок, который по факту обретает вид «обратного» рельефа. Энгельке называет себя «членом Общества вольных лесорубов», а свои работы определяет терминами «протоживопись» и «протоскульптура» — в этих словах заложено стремление к истокам искусства, поиск которых стал делом всех участников «Севера-7».