Андрей Монастырский: Окрестности галереи РИДЖИНА АРТ

 

Людмила Бредихина

 

Еще одна прогулка

 

Итак, мы выяснили выше, что

основная интенция пейзажа -

это интенция умертвления,

войны.

А. Монастырский

 

Только выбрав точку отсчета, точку опоры, можно говорить об “окрестностях” - понятии мутном и вполне метафизическом. И если “Красный богатырь” вошел в окрестности галереи “Риджина Арт”, это отнюдь не значит, что и галерея непременно войдет в его окрестности. Так из наблюдения за уходящей за забор рекой вовсе не следует, что там, за забором, она продолжит свой естественный бег. откуда берется эта слепая уверенность?

Итак, точка отсчета есть - галерея. И есть соответственно художники окрестных заводов, архитекторы, керамисты, готовые выполнить ее заказ - зарисовать окрестности. Без затей, просто - окрестности. Но вот эта “незатейливость” оказалась практически невозможной. В фотографически нейтральной (по замыслу) неожиданно появилась фигурка в магриттовском котелке, какой-то страдалец в широкополой шляпе, герои карикатурного толка, персонажи из детских книг… В тексте стенда с кожевенного комбината вдруг тяжело шевельнулась чудовищная идея о связи выпуска кожаной обуви и студентов. Гоголевским  гомункулусом начало выглядеть абсолютно реальное лицо - Александр Сергеевич Кулик (не родственник автору экспозиционного проекта), главный художник завода “Красный богатырь”.

Точка отсчета - галерея. Видимо, все дело в этом. Окрестности галереи не равны окрестностям кладбища, даже если они друг от друга в трех шагах. Строгое пространство галереи проявилось в окружающем пространстве