Ilya Utkin: Melancholy

Илья Уткин, потомственный архитектор, окончивший класс Бориса Григорьевича Бархина, вместе с Александром Бродским в конце 1970-х гг., стал родоначальником движения, впоследствии получившего название “Бумажная архитектура”.

Участие в первом, для советских студентов, международном конкурсе в 1978 г. и первое в его жизни получение премии открыло для молодого архитектора ощущение свободы внутри профессионального цеха, не потерявшего в те годы своей строгой иерархии. Выигранные затем вместе с А.Бродским многочисленные конкурсы, сделавшие их лидерами движения, интуитивно ощущаемого, но не имевшего еще самоназвания, выявили наиболее сильные стороны союза двух архитекторов.

Кратко их можно сформулировать как сочетание виртуозного графического мастерства и интеллектуализма. Офортные листы с проектами, не предназначенными для их реального воплощения, интерьеры ресторана"Атриум”, скульптурная композиция перед международным керамическим центром в Нидерландах - все это, несмотря на кажущуюся элитарность, выражает основные творческие позиции авторов, достаточно простые и строгие: отрицание техницизма и преобразования вселенной, сомнение в праве строительства в исторической среде как в необжитой пустыне.

Угасание движения “Бумажной архитектуры” вывели Уткина из -под прохладной тени нью-йоркских небоскребов , и заповедника “Rain forest”, вернув его в московские переулки и деревенские гумна. Возвращение совпало с эпохой обживания Москвы новым отечественным капиталом. Те места, в которые не успели добраться старые власти, оказались доступными для новой санации исторической среды. Вычищение последних следов патины времени, исчезновение естественного городского хаоса погрузили Уткина в состояние глубокой меланхолии, которое он постарался бережно аккумулировать в новом периоде своей творческой жизни. Меланхолия - одно из наиболее просветленных и давних переживаний архитектуры позволяет перейти к созерцанию вещи, увидеть внутреннюю жизнь руины, прекрасной в своем молчаливом предстоянии перед временем.

Эта экспозиция не является выставкой фотографа - это продолжение творчества архитектора, только на этот раз в почтительном созерцании.