Виктор Алимпиев: "Тут нет цитат"

12 сентября 2017 года в галерее РИДЖИНА состоялось открытие выставки Виктора Алимпиева «Сантиметр: цветной отрезок тьмы, исчислимая водоросль, он же – дым». Экспозиция объединила серию живописных работ художника и новое двухканальное видео, которое стало ключевым экспонатом выставки, о котором художник и рассказал в интервью.

 

Виктор Алимпиев в своей мастерской на территории НИИДАР © Regina Gallery

 

Расскажите, какую смысловую нагрузку имеет танец, исполняемый девушками в видео «Сантиметр»?

 

Все мои работы достаточно прямолинейны, здесь нет никакой аллегоричности. Бывает танец, рассказывающий историю, а бывает просто танец. Просто танец, это, например, в тех случаях, когда у него есть функциональность, обольстить, например, или станцевать лучше всех. То есть там никакого смысла, суть в самом танце, в его искусности, суггестивности. В том же смысле, как и в исполнении музыки. Вообще мне было бы интересно, чтобы эта работа воспринялась как, в первую очередь, музыкальная. Если всю постановку принять за концерт, представить, что девушки заняты созданием некой перкуссионной музыки - а не танцем.

 

Мастерская Виктора Алимпиева на террритории НИИДАР © Regina Gallery

 

Что Вас вдохновило на создание этой работы?  

 

В основе была такая рутинная идея о том, чтобы сделать две хореографические группы – одна дирижирующая, другая – оркестровая. Но при этом характер действий должен был оставаться один и тот же. То есть, если в музыке дирижер управляет звуками, а оркестр издает, то здесь в обоих случаях – хореография. И мы интуитивно понимаем, какая группа на тот или иной момент управляющая, а какая исполняющая. Потом уже в процессе репетиций и постановок, я вдруг вспомнил одно из самых своих сильных хореографических впечатлений - и это впечатление не от человека. В Москву часто приезжает цирк Зингаро (французский конный театр, прим. редактора), я был на одном спектакле и его финал совершенно поразил мое воображение. Полная темнота, посередине манежа стоит лошадь, мерин с мощными ногами, и на нее сверху падает такой слабый свет. И вот она стоит на месте и перебирает ногами, утаптывает песок манежа, издавая негромкую, густую, будто барабанную, дробь... И всё. Какая-то высокая нота в этом есть. Причём, одна единственная. Когда наши репетиции уже подходили к концу, у нас возникло слово «табунок», то есть девушки в видео, они как лошадки, такие своенравные, в этом есть задорные нотки феминизма, какая-то сила и горизонтальная власть, как внутри оркестра.

 

Виктор Алимпиев в своей мастерской на территории НИИДАР © Regina Gallery

 

В своих видеоработах Вы сами выступаете хореографом?

 

Когда сочиняешь работу такого рода, то ты всегда продумываешь основные моменты – положения, принципы, позиции и тому подобное. Например, в видео-работе «Сантиметр» очень продуманная управленческая система – передней девушкой, которая подает сигналы, управляет вторая, второй управляет третья, третьей – четвертая. Это как если представить себе дирижера, который дирижирует другим дирижёром, другой - третьим и так далее, а последний уже оркестром. То есть между танцовщицами сформирована и урегулирована некая цепочка передач, которая позволяет создать впечатление слитного организма, какой-то автономности, как у космической станции. И вот эта станция посылает некую миссию второй группе девушек, которая реагирует на сигнал. То есть, исполняемая девушками «чечётка» моделируется так, что чем ярче сигнал, тем дольше остановки, пустоты в движениях.

 

Мастерская Виктора Алимпиева на территории НИИДАР © Regina Gallery

 

Вы сами проводите кастинг среди артистов для своих видео?

 

Да. Часто это бывает достаточно долгий процесс. С каждой танцовщицей мы сочиняем уникальный хореографический текст, исходя из индивидуальных особенностей девушки. Соответственно текст каждой танцовщицы изучается всеми, поскольку создать эффект последовательного управления можно, повторяя те же самые движения с временной задержкой, но с какими-то изменениями, с какими-то собственными вариациями, добавляя туда что-то из собственного текста девушки - когда на переднем крае она. В общем, вся постановка наша, тут нет цитат.

 

Мастерская Виктор Алимпиева на территории НИИДАР © Regina Gallery

 

Сколько времени занял процесс съемок от задумки до полного воплощения?

 

Больше года. Примерно 10 месяцев ушло только на монтаж. К тому же у той работы были невероятно долгие репетиции. Сам процесс съёмок занял один день, но мы тщательно к нему подготовились. Принцип работы в том, что мы готовим постановку как спектакль. То есть мы не занимаемся съемкой отдельных вещей (бывает иногда, но очень редко), а исполняем «спектакль» от начала до конца. День съёмки - не самый сложный. Тем более, что на репетициях я всегда рассчитываю на то, что в съемочный день обязательно будет качественный скачок игры у артистов, сопутствуемый волной свободы и концентрации. В процессе монтажа видео я столкнулся с большим количеством сложностей: сделать гармоничной партитуру движений и позиций в кадре было непросто, потому что кадр вертикальный, а вписать вертикального человека в вертикальный кадр, как оказалось, невероятно сложно. Еще интересный момент в видео – это звук. Потому что звук, если дело не касается речи, я всегда делаю искусственным. Вот, например, звук чечётки сделан с помощью очень чувствительного микрофона, пальцев и книги. Есть такой парадокс, что именно искусственный звук в кадре создает эффект реальности: небольшие расхождения звука и изображения, а также тембровые несоответствия заставляют напрягать внимание, достраивая недостающие связи и событие в целом приобретает черты происходящего здесь и сейчас. На территории НИИДАР есть безэховое помещение для тестирования радиоволн, напоминающее чрево потерпевшего крушение космического корабля. Там мы и записывали все звуки.

 

Виктор Алимпиев в своей мастерской на территории НИИДАР  © Regina Gallery

Сентября 11, 2017