«Painting is always like a battle for me»

Artist Natasha Khabarova on working with nude model

До 9 октября галерея OVCHARENKO проводит первую в Москве персональную выставку Наташи Хабаровой — «Мне можно». Искусство художницы повествует о телесной незащищенности, а сами образы хрупки и эфемерны. В попытках удержать и продлить очарование рассказываем об искусстве художницы — со стороны наблюдателя и от первого лица.

 

Наташа Хабарова пишет практически только натуру. Ее любимый кот — тоже натурщик.

 

«Кот мой — тот самый единственный и неповторимый сожитель. Мне кажется, он похож на меня, он ведет себя так: не трогайте! — но трогайте, не подходите! — но не оставляйте меня».

 

Наташа Хабарова. КОТ 2, 2019

 

У Хабаровой очень неожиданная, запоминающаяся трактовка натуры. Некоторые сравнивают ее с Люсьеном Фрейдом, некоторые — с Фрэнсисом Бэконом. Правильный ответ — ни то, ни другое. От Фрейда ее живопись отличается тем, что нет никаких моментов «рассказа про тело» — теней, складочек, морщинок и бликов. С Бэконом еще очевиднее — у Хабаровой нет тех страстей, из-за которых тела у художника «плавятся» и тают.


Наташа показывает тело спокойным и расслабленным, отдыхающим. У нее практически никогда нет лиц у моделей, только тела. Возможно, это ситуация рая, Эдемского сада, Адама до встречи с Евой.


«Мне довольно сложно описывать свой процесс создания живописи, потому, что в нем участвует много бессознательных инстинктов. Животная энергия и чувства определяют во многом мои работы, и потому лучше их разглядывать, чем ждать от автора описания сюжета. Что касается внешнего суждения, то я слышала два сильно различающихся мнения. От Евгении Кикодзе — что мои натурщики свободны и расслаблены, как Адам до появления Евы. И от Сергея Браткова — что это образы бессловесной плоти, подвергшейся насилию. И я подозреваю, что там точно прячутся эти две правды. Я одновременно и боготворю и подавляю: хочу, чтобы мальчики были повержены, но все еще прекрасны».

 


Наташа Хабарова. МАЛЬЧИК 112, 2020

 

Изображенные тела — неглянцевые. Это иной тип красоты, нестяжательский, некоммерческий. Натурщики здесь себя не «продают». Состояние, напоминающее античную созерцательность и в то же время очень современное по подаче, можно отнести к «Послеполуденному отдыху фавна» Клода Дебюсси.

 

Хабарова часто подчеркивает, что одинока, но ее одиночество разделяет единственный сожитель — кот Мальчик. Кот черный, и авторская манера письма — без деталей — превращает его в пятно, будто черную дыру, сгусток материи. Часто про кота нельзя сказать, повернут он к зрителю или сидит спиной. Можно всегда чувствовать его взгляд на себе. Он самый эмоциональный натурщик, он него исходит какая-то энергия, в отличие от лежащих молодых людей.


На выставке присутствует только одно изображение с лицом. Это молодой человек: он был очень юн, а его профиль — похож на греческий, что по настроению очень близко к духу расслабленной античной красоты, которую воспевает художница. Работа имеет черты и колорит фрески. Сама фигура расположена в кресле по диагонали и словно покоится в ладье.


«Я очень редко пишу лицо модели, чтобы не отводить изображение от тела. Исключение — мальчик, тот, что справа от входа в экспозицию. Но тот случай был особенный — мальчик с удивительным, чисто греческим профилем. Эту работу я написала быстро, всего за один сеанс».



Выставка Наташи Хабаровой «Мне можно». OVCHARENKO. Москва, Россия, 2021

 

Хабарова запечатлевает тело, как нужно ей, то есть живым, слегка аморфным, расслабленным, не-героическим. Но, видимо, натурщику близка эстетика автора. Часто фигуры можно прочесть как чей-то фантазм, личное переживание или воспоминание.

 

Слева: Наташа Хабарова. PERFORMANCE WITH A MASK, 2018
Справа: Наташа Хаброва. HALF-HOUR, 2020


«Мои натурщики — моя страсть. Мне нужны обнаженные тела, чтобы очнуться от тумана и чувствовать себя живой. Художественный процесс и моя реакция трудно предсказуемы — как все пойдет и что именно получится на холсте, мне никогда неизвестно. Меня может кинуть в экспрессию, а иногда я воспеваю тело как романтик. Самое главное, обычно, первое впечатление, один сеанс с натурой, а потом я хожу вокруг уже одна и зрею, чтобы дописать за второй набег, через неделю или даже месяц. Не могу точно подобрать слово, но, если честно, занятия живописью для меня — это всегда схватка».

October 5, 2021